Серфер

Серферу удалось заглянуть в пасть акулы и остаться в живых - видео

124
(обновлено 22:49 03.04.2018)
Известный фотограф каждый раз рискует своей жизнью, чтобы заснять своих любимых хищников, хотя когда-то акула оставила его без одной ноги.

БАКУ, 4 апр — Sputnik. Серфер и фотограф Майк Кутс чуть не лишился жизни, заглянув в пасть акулы, проплывающей буквально в сантиметре от него, сообщает Life.

Когда ему было 18 лет, во время посещения дайвером Гавайских островов акула откусила Кутсу ногу, и с тех пор он ходит с протезом. Несмотря на это происшествие подводник попросил не убивать хищника и даже стал специалистом по защите акул от вымирания. Сейчас он продолжает плавать и снимать их на видео.

Спустя 20 лет Кутс вновь чуть было не стал обедом для хищника. На это раз фотограф отправился на побережье Новой Зеландии, чтобы снять акул для своего экологического проекта.

По его словам, пока он снимал акул, одна из них совсем близко подплыла к нему, оставалось всего пару сантиметров, чтобы она проглотила его голову, но этого к счастью не произошло. Кутс рад, что смог так близко заснять пасть акулы.

Парень считает, что несчастный случай полностью изменил его жизнь. Сейчас он не обожает плавать с акулами и считает это одним из самых крутых и интересных занятий на Земле.

124
Теги:
Серфер, Акула

Посетители смотрят на картины французского художника Пьера Боннара во время пресс-показа выставки коллекции братьев Морозовых в Париже

"Из России с любовью": Ван Гог и Гоген выставляются во Франции

3
(обновлено 21:12 23.09.2021)
В Париже Эммануэль Макрон открыл едва ли не самую значимую экспозицию года: меценат Бернар Арно, пусть и с опозданием на 100 лет, отдает долг Франции в отношении России.

Две сотни шедевров, собранных братьями Морозовыми, выставленные в основанном самым богатым французом фонде Луи Виттона, позволяют оценить подвиг потомков русских крепостных, сумевших благодаря уму, таланту и, что скрывать, колоссальной щедрости создать рынок европейского искусства в том его виде, который мы знаем сегодня. Как картины великих художников оказались в России, изучала колумнист РИА Новости.

Империя семьи Морозовых началась с пяти рублей золотом, которые основатель династии Савва Васильевич, конюх, а потом и ткач-кустарь, обратил трудом и верой в состояние, выкупив и себя, и свою семью из крепостных.

История становления фамилии Морозовых — это история России, в которой яркое, сильное и свободное третье сословие дало старт процветанию российского государства и создало условия для восхождения русского искусства.

"И серебряный месяц ярко над серебряным веком стыл…"

Получив отменное образование и отточив вкус, как и умение разбираться в искусстве, братья, уже составившие для себя коллекцию полотен русских мастеров, решают отправиться в Париж.

Друзья Морозовых художники Серов и Коровин их в этом начинании поддерживают. Оказавшись в столице Франции, русские купцы направились, вопреки расхожему тогда представлению, не в театр и не в ресторан, а прямиком к галеристам. Те им показали искусство, которое, как думали местные арт-дилеры, соответствует русскому духу.

Однако Морозовы, и Михаил (старший), и Иван (младший), назвали продавцам совершенно другие имена. Тех, чьи полотна тогда никто и не думал покупать. Первым был Ван Гог. Вторым — Гоген.

Сами французы легко отвергли и того, и другого: жестокий мир ярости и несправедливости, практически сочившийся кровью в тех же "Красных виноградниках в Арле", жизнь без неба и почти без воздуха в "Прогулке заключенных" предсказывали совершенно иную будущую реальность.

Но об этой новой реальности во Франции слышать никто не хотел. И поэтому революция, которая совершилась в искусстве, для самих французов, привыкших к галантной и гладкой живописи, прошла абсолютно в тот момент незамеченной.

Но эту боль, это страдание, это бесконечное желание вырваться на волю почувствовали потомки русского крепостного крестьянина. Морозовы сумели это ощутить потому, что воспитаны были в русской культуре, а она — в противоположность и французской и, если шире, европейской культуре — предполагает жертвенность и страдания: без них смысл жизни постичь невозможно.

Как из кровавого ада сопротивления ордынскому нашествию родилась "Троица" Рублева, так, пусть и с меньшими жертвами, грядущий слом прежнего порядка и Ван Гог, и Гоген, и Сезанн, и Матисс, и Пикассо ощутили и показали раньше других.

Российские рубли за французские шедевры

Собрание составлялось по-купечески основательно, когда нужное полотно выбиралось часами, а оплачивалось по-купечески же щедро. "Русский, который не торгуется" — так Ивана Морозова прозвали в Париже.

Именно он, Иван Абрамович, подхватив эстафету от скоропостижно скончавшегося брата Михаила, создал рынок, где цена на полотна Ван Гога взлетела от нескольких десятков франков до многих десятков тысяч франков, где Сезанн стал знаменитым (и покупаемым) художником благодаря тому, что Морозов, не скупясь, приобретал его пейзажи и натюрморты.

Семнадцать тысяч рублей — траты только одного дня, который Морозов как-то провел в парижской галерее. Ни один богатый европеец на такой размах способен не был, и речь шла не столько о размере состояния, сколько об умении разглядеть будущее искусства и, что еще важнее, оценить щедро — и по-русски, и по-купечески — мощь таланта.

Величие Ван Гога на фоне Триумфальной арки

Реакция на открывшуюся экспозицию во Франции была истинно французской. Описывая масштабы подвижничества Морозовых, пресса подробнейшим образом смакует детали экспроприации собрания после революции, изгнания и эмиграции коллекционера. С видимым удовольствием рассказывает о "разделе коллекции, хранившейся десятилетия под спудом цензуры и диктатуры" и о том, естественно, что "Бернар Арно сумел организовать выставку исключительно благодаря знакомству и личной встрече с Владимиром Путиным".

Любые иные интенции в заранее заученном списке у узколобых камердинеров от журналистики просто отсутствуют, как они отсутствовали у тех, кто полагал живопись Матисса, Гогена или Ван Гога "яркой и пятнистой мазней".

Посредственность видит посредственность издалека — в трех километрах от залов, где развешивали полотна гениев французского искусства, собранных русскими купцами, — рабочие заматывали Триумфальную арку в тряпки линялого сизого цвета. И это событие ровно та же пресса назвала "экспрессией свободы в эпоху постмодерна".

Заматывали не для реставрации, а для перформанса, как принято у прикормленных арт-критиков называть этот тренд: усопший не так давно автор прославился тем, что тратил много чужих денег, а еще больше — ткани из полиэстера, чтобы задрапировать известные здания или монументы.

Не создать свое, а прикрыть кем-то другим созданное, при этом громко сказав: "Я так вижу!". Более яркую антитезу неудержимому русскому коллекционеру, оказавшемуся способным предъявить городу и миру таланты французских художников, чем стыдливо закутанный в ношеное символ славы Франции, придумать невозможно.

В Париже Россия вновь утвердила величие истинных и неоспоримых вершин европейской живописи, ну а Триумфальная арка и жители столицы Франции, ходящие мимо, сдались, как обычно, на милость крикливых дельцов от псевдоискусства.

3
Теги:
Россия, Франция, Выставка
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, фото из архива

Борис Джонсон задумал сменить имя

39
Борис Джонсон всю свою дорогу в политике удивляет и веселит публику. Sputnik Азербайджан собрал самые забавные высказывания британского премьера.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, выступая на Генассамблее ООН, заявил, что страна производит так много энергии ветра, что ему, может быть, нужно взять имя Борей (Boreas) - в честь бога северного ветра в древнегреческой мифологии.

Выступление британского премьера было посвящено ситуации с климатическими изменениями и тому, что человек должен ответственнее относиться к природе.

"Когда я был ребенком, мы производили почти 80% электроэнергии из угля; сейчас этот показатель снизился до 2% или меньше и полностью исчезнет к 2024 году. Мы разместили огромные леса прекрасных ветряных турбин в затопленных прериях Доггерленда, между Британией и Голландией в Северном море. Фактически, мы производим так много морского ветра, что я подумываю сменить имя в честь бога северного ветра - на Борей Джонсон (по-английски Boreas, что созвучно имени Борис - ред.)", - указал премьер.

Кроме того, Джонсон в ходе выступления делал отсылки к словам древнегреческого драматурга Софокла и упоминал героя "Маппет-Шоу" и "Улицы-Сезам" - Лягушонка Кермита.

"Когда Кермит пел "Нелегко быть зеленым", хочу, чтобы вы знали: он ошибался", - заверил премьер Британии.

Шутки от Бориса Джонсона

Надо признать, что у премьера Великобритании, который после выступления в ООН, возможно, уже не Борис, а бог ветра Борей (Boreas), оригинальное чувство юмора. Он любит сочные образы, выразительные сравнения и весьма оригинальные умозаключения.

Большие политики и президенты многих стран считают его воплощением британской эксцентричности, а его высказывания – ядовитыми и даже опасными.

И все-таки, среди простых людей тех, кто крутит у виска или раздражается, намного меньше, чем тех, кому юмор выпускника Оксфорда по душе. В конце концов, любое слово – это самое мирное "оружие" наших дней.

Sputnik Азербайджан собрал для вас коллекцию известных цитат самого веселого премьер-министра.

Джонсон о себе

"Я обожаю теннис. Я как-то позвал Бориса Беккера сыграть матч, он сказал, что давай, но так и не перезвонил. Готов поспорить, что заставил бы его побегать".

"Мой стиль речи раскритиковал никто иной, как Арнольд Шварценеггер. Это тяжелый момент, друзья – мою риторику критикует односложный австрийский киборг".

"Никогда не думал, что однажды меня за какие-то достижения поздравит Мик Джаггер" (после победы на выборах мэра Лондона).

"Моя "политика" в отношении торта такая: я за то, чтобы он был, и за то, чтобы его съесть". (Джонсон о своем лишнем весе)

"Количество женщин, с которыми я спал, гораздо меньше тысячи" (после слухов о его любвеобильности).

Джонсон о жизни

О запрете на использование мобильных телефонов за рулем: "Не думаю, что это более опасно, чем другие рискованные действия, которые совершают люди, когда их руки оказываются свободны во время вождения: ковыряют в носу, читают газеты, учат алфавит, лупят детей и так далее".

О скоростных ограничениях на дорогах: "В Великобритании лошадь – более надежное транспортное средство, чем поезд".

О голосовании: "Голосование за тори позволит вашей жене увеличить грудь и повысит ваши шансы на приобретение BMW M3".

О депутатах: "Отвратительная правда заключается в том, что когда люди идут к своему депутату, это значит, что у них не осталось идей получше".

О нищих: "Нищие не только неизбежны, но и необходимы. Лучше, когда кто-то счастлив, чем когда не счастлив никто, а при всеобщем равенстве так и случится".

О законах: "Быть членом парламента означает, что вас не могут привлечь к суду за клевету, а пребывание в тюрьме означает, что вас нельзя судить за долги, поэтому лучше всего быть парламентарием в тюрьме".

Джонсон об известных людях

Борис Джонсон любитель троллить самых влиятельных людей мира. Подчас, это перерастает в скандалы и даже угрозы судебных исков. Но знающие его люди говорят так: "Он часто бывает очень неосторожен и, конечно, это плохо для премьера. Но поверьте, он умен, образован и по-своему честен. В любом случае, с ним скучно точно не будет". Сам Джонсон комментировал это так: "У меня имеется уже длинный список обиженных".

Тони Блэра Джонсон назвал "чем-то средним между Гарри Гудини и жирным поросенком". "В своей неуловимости он почти не человек. Поймать Блэра – это все равно, что пытаться приколоть желе к стене".

О королеве: "Ее любовь к Британскому Содружеству отчасти объясняется тем, что оно регулярно снабжает ее толпами восторженных негритят с флажками".

О Билле Клинтоне: "Если Билл Клинтон умудряется справляться со своей женой, он справится и с любым глобальным кризисом в мире".

О Ротшильдах: "Ротшильды были не просто семьей; они были совместным предприятием, связанным друг с другом религией и ДНК".

О Хилари Клинтон: "Крашеная блондинка с пухлыми губами и стальным взглядом, прямо как у медсестры-садистки в госпитале для душевнобольных".

О своей жене Кэрри Саймондс и ее расточительности (заказала для ремонта резиденции модного дизайнера, который работает на королевскую семью, и потратила на отделку около 200 тысяч фунтов стерлингов): "Что-то ремонт вышел из-под контроля…"

Джонсон о городах и странах

"Большой город дает человеку шанс найти партнера, деньги и еду, а кроме того, есть еще кое-что, зачем талантливые люди едут в Лондон, нечто более дорогое человеческому сердцу, чем даже деньги… и это — слава".

"В столице Англии зародился дарвинизм. А также и марксизм. А если на то пошло, то и тэтчеризм, и анархо-коммунизм Петра Кропоткина, жившего в Бромли".

"Китайское культурное влияние равно нулю и вряд ли вырастет. На самом деле вся знаменитая высокая китайская культура и искусство — лишь имитация западных форм: у китайских пианистов великолепная техника, но они играют Шуберта и Рахманинова. Китайские балерины танцуют в стиле, разработанном Дягилевым. Ни один китаец, работающий собственно в Китае, не получил Нобелевскую премию. Не могу припомнить ни одного вида спорта на Олимпиаде, изобретенного китайцами, — при том, что британцы подарили миру множество спортивных состязаний, включая пинг-понг. Китайская система письма так дьявольски сложна, что для нее даже не могут изобрести подходящую клавиатуру".

"На северо-востоке Индии живет племя, которое называется "мизо", и они регулярно ставят "Гамлета" и считают датского принца своим".

"Этот континент Африка — пятно на карте, но не на нашей совести. Его проблема состоит не в том, что мы когда-то правили там — проблема в том, что мы не правим там больше".

"Я русофил, причем русофил убежденный. У меня есть предки в Москве. Я убежден, что я первый министр иностранных дел Великобритании, которого зовут Борис".

39
Теги:
Борис Джонсон, имя