Девушка за рабочим столом, фото из архива

Zukerberq, Sukerberq, Suxerberq, или Zakəbög - за что штрафовать, если нет норм

968
(обновлено 18:15 30.11.2018)
Исмаил Рафигоглу
Человеку, давно закончившему школу, невозможно узнать о тех или иных правилах речи - ни тебе синтаксиса, ни морфологии, ни правил грамматики.

Вокруг темы государственного языка Азербайджана продолжаются горячие споры, радикальные заявления и постоянные столкновения различных идей. После подписания первого ноября президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым указа о мерах по защите чистоты азербайджанского языка и усовершенствованию употребления государственного языка, соцсети и страницы электронных СМИ переполнились заявлениями различных экспертов, представителей науки, обычных граждан, требующих соблюдения правил государственного языка на всех уровнях.

Замдиректора Института языкознания - за радикальные меры

Указ предписывает Кабинету министров АР создание публичного лица "Мониторинговый центр при Государственной языковой комиссии Азербайджанской Республики". Мониторинговый центр должен обеспечивать защиту норм литературного языка в средствах массовой информации, интернет-ресурсах и рекламных носителях.

В соответствии с этим указом, Институтом языкознания имени Насими НАНА уже подготовлен "План мероприятий по сохранению чистоты азербайджанского языка и дальнейшему улучшению использования государственного языка". План предусматривает более 30 пунктов, в том числе периодическую аттестацию творческих работников телерадиокомпаний, газет, журналов, интернет-сайтов с целью проверки уровня знаний литературного языка.

Буквально на днях замдиректора Института языкознания имени Насими НАНА доцент Баба Магеррамли заявил о необходимости применения радикальных мер. По мнению ученого, Мониторинговый центр при Комиссии по государственному языку Азербайджана должен иметь право применять штрафы.

Zukerberq, Sukerberq, Suxerberq, Zuckerberg и Zakəbög?

Могут ли все эти меры, создание комиссии, вносимые предложения существенно повлиять на ситуацию и защитить азербайджанский язык от влияния иностранных языков? Можно ли радикальными мерами и разного рода штрафами избавиться от некомпетентных телеведущих, создателей плохой рекламы и безграмотных журналистов в принт-медиа?

Безусловно, штрафы за некомпетентность и безграмотность могут существенно повлиять на ситуацию, но они не способны в корне решить те проблемы, которые накапливались годами. Возникает вопрос: кто будет мониторинг СМИ и рекламу? Наверняка в состав Мониторингового центра войдут в основном лингвисты и языковеды из Института языкознания имени Насими. Но имеют ли эти люди моральное право аттестовать журналистов по уровню знания языка? Вопрос спорный.

Азербайджанских журналистов проверят на знание государственного языка >>

Чем занимается журналист эпохи глобального интернета? Он ежедневно в онлайн-режиме решает массу вопросов, принимая решения буквально за считанные секунды. Скажем, выступил с заявлением создатель соцсети Facebok Марк Цукерберг. Информагентству или сайту надо через несколько минут передать об этом информацию. И как надо написать имя главы соцсети на азербайджанском языке? Единой интерпретации нет. В английском это Mark Zuckerberg. В азербайджанских СМИ пишут "Zukerberq", "Sukerberq", " Suxerberq" и даже оставляют чисто английскую версию "Zuckerberg".

А как нужно писать? Никто точно не знает, и этого даже не знают в том же Институте языкознания имени Насими. Согласно произношению, нужно писать "Zakəbög".

Лингвисты тоже не знают, что делать с написанием фамилии Марка Цукерберга. Писать по русскому образцу или английскому? Или по звучанию? Точного знания по этому вопросу нет, как нет и точного экспертного мнения.

Могут ли люди с филологическим образованием, так сказать теоретики языка, экзаменовать тех, кто ежедневно практикуется в языковой среде? Скорее всего, нет. Ведь они находятся на передовой линии фронта, и "тыловики" не могут им ставить что-либо в упрек.

Это похоже на то, когда какой-нибудь профессор факультета журналистики будет учить военного репортера, побывавшего во всех конфликтных зонах, каким-то нормам поведения. Конечно, теоретически этот профессор может и догадывается о том, что осколки от снарядов могут ранить или даже убивать людей. Он даже может теоретически рассуждать о том, что должен делать репортер в этой ситуации: помогать нуждающимся или делать свою работу. Но никому неизвестно, как он сам поступил бы в этой ситуации. Может быть, со страху лег бы куда-нибудь и не поднимал головы до конца артобстрела.

Скорее всего, уважающий себя опытный журналист или редактор какого-нибудь солидного издания проигнорирует решение об аккредитации в подобной комиссии. Со временем идея об аккредитации журналистов превратится в пустышку и всеми забудется.

Институт языкознания застрял в промежутке между 70-90-ми годами прошлого столетия

Говорить серьезно об Институте языкознания имени Насими вообще не приходится. Из официального сайта этой организации можно узнать следующую информацию о структуре института: состоит из 11 отделов, имеется директор, замдиректора и научный секретарь, научный совет состоит из 27 человек, есть библиотека. Зная структуру подобных учреждений, можно с уверенностью сказать, что здесь трудится не менее 200 сотрудников, может и того больше.

Что делает такая огромная структура по языку? Это тайна за семью замками. Реальной отдачи фактически нет. Конечно, там занимаются переизданием выпущенных когда-то в советское время языковых словарей, дают рецензии к разным научным трудам, наверняка изучают какие-то новые явления в лингвистике. Но общество в целом ожидает от этого учреждения намного большего, как и те журналисты, которые хотят быстро и оперативно определиться с написанием или произношением тех или иных нововведений.

Институт языкознания структурно и организационно застрял где-то в промежутке между 70-90-ми годами прошлого столетия, то есть в эпохе отсутствия интернета. Фактической работы учреждения никак не видно именно в Интернете. А издание какого-то словаря тиражом в 1000 экземпляров назвать серьезной работой нельзя. Существуют эти книги где-то в каких-то хранилищах. И кому они несут знания своим присутствием? Да никому. Есть и есть.

До применения наказаний нужно создать мощную виртуальную информационную базу

Теперь рассмотрим другую сторону вопроса. Скажем, создали Мониторинговый центр со всевозможными полномочиями. И стали они штрафовать рекламщиков или же те учреждения, которые используют английские или иные иноязычные слова в рекламе или названиях своих фирм. И это будет полезно? Кто-нибудь задается вопросом, почему владельцы салонов красоты, отелей и ресторанов обязательно включают английские выражения во время регистрации бизнеса?

Этому есть несколько причин: во-первых, каждый, кто создает бизнес, в душе мечтает выйти на международный уровень, найти каких-то партнеров за границей. Во-вторых, придумывая название отелю или ресторану владелец бизнеса планирует привлечь внимание туристов или граждан других стран. А что означает Çinar şadlıq sarayı в глазах европейца или китайца? Да, ничего. А вот Chinar Palace вполне может привлечь иностранцев, привычнее как-то.

В-третьих, мировые поисковые системы устроены так, что главный поиск каких-то названий ведется в основном на английском. Скажем, хочет некий иностранец посетить страну. Что он сделает в первую очередь? Пробьет в гугле слова "Azerbaijan", "palace", "restaurant" и поисковик выдаст множество результатов из разных сайтов этих самых учреждений.

В-четвертых, создателям названий и рекламы некуда обратиться за помощью в деле правильного написания из-за отсутствия стандартов и правил в интернете.

Возникает конфликт интересов: с одной стороны, Азербайджан взял курс на развитие туризма в стране и создание соответствующей инфраструктуры, а с другой - есть указ о защите государственного языка. Какое тут должно быть решение? Сложно ответить на этот простой с виду вопрос. Тут очень тонкая линия и любые радикальные решения могут плохо влиять на развитие бизнеса.

Институт языкознания с его отставшей от жизни структурой не способен решить вопрос такой сложности. Скорее всего, ничего кроме пустых заявлений и периодических отчетов Мониторинговый центр сделать не сможет. Почему?

Дело в том, что до применения каких-то форм наказания необходимо провести огромную работу по реорганизации самой структуры Института языкознания, создать мощную виртуальную информационную базу, необходимые инструменты для эффективной работы СМИ и рекламщиков.

Науку нужно соединить с технологиями

Изменения нужны для эффективного использования сил и возможностей ученых, лингвистов и языковедов. Науку нужно соединить с технологиями. Нужен один хороший менеджер, желательно медиаэксперт, с небольшой командой из 5-6 человек. Такая эффективная команда должна создавать группы, состоящие из ученых и программистов и ставить конкретные задачи для решения. Скажем, есть в Институте 4-томный толковый словарь азербайджанского языка. В электронном виде он существует только в очень неудобной форме формата PDF. Найти там какое-либо слово за несколько секунд практически невозможно. А ведь именно столько времени имеется у журналиста информагентства.

В результате совместных действий ученых и программистов можно создать простенькую программу толкового словаря в офлайн и онлайн версиях. Хочешь, запиши на компьютер, хочешь, пользуйся интернет-версией.

Такого рода словари в интернете имеются, но они каждый раз выдают разные результаты. А конкретного стандартного пакета нет. Вот этот пакет нужно постепенно и методически создавать, выкладывая в глобальную паутину языковые знания, словари и иную информацию. Причем, это должна быть проверенная, четкая, не требующая проверки база данных. Вот эталон, который предоставляется СМИ для дальнейшего использования.

Безусловно, нужно создавать другие инструменты для работы творческих людей. Например, нужен хотя бы один сайт и отдельная программа по проверке орфографических ошибок и стилистических погрешностей. Опять же совместными усилиями лингвистов и программистов можно создать не один такой сайт.

Безусловно, было бы неплохо создание альтернативной версии программе Word. Конечно, какой-то пакет проверки орфографии в этой программе есть. Но выяснилось недавно, что почти пять лет не ведется никакой работы по усовершенствованию версии этой программы. Старая версия из пакета 2003 года просто копируется в новые пакеты этой программы. Да и программа почти у многих пользователей пиратская, поэтому загрузить пакет по проверке орфографии из версии 2016 года уже не удается.

Создать бесплатную программу для написания текстов на азербайджанском языке с проверкой орфографии и стилистики - задача для программиста среднего уровня. Нужны лишь средства и совместная работа с лингвистами.

Кроме всего прочего внутри того же института нужно создать мобильную группу для выполнения задач, требующих быстрого принятия решений. В эту группу должны войти лингвисты, умеющие быстро ориентироваться и давать ответы на вопросы. Безусловно, нужно создавать онлайн-список личных имен и фамилий, географический названий, новых слов и выражений до внесения их в орфографические словари.

Если журналист не знает, как написать слово "Цукерберг", то при наличии такого источника он не будет задавать себе лишних вопросов, а просто воспользуется авторитетным мнением.

Безусловно, без создания онлайн-словаря ударений мы постоянно будем слышать в эфире жуткие акценты и ошибочные произношения слов. Такой источник должен не просто указывать на ударение визуально, а произносить правильные и четко поставленные ударения в формате аудио.

Как можно оштрафовать кого-то, когда самих норм никто в глаза не видит?

Сегодня невозможно найти не только в интернете, но даже в виде бумажной версии какие-либо правила азербайджанского языка. Есть орфографические словари, где есть кое-какие правила. Но в целом правила существуют в ужасных учебниках средней школы. А вот человеку, давно закончившему школу, почти невозможно узнать о тех или иных правилах речи. Ни тебе синтаксиса, ни морфологии, ни правил грамматики.

Реально ли найти в интернете народные пословицы, поговорки, сказки или мифы Азербайджана? Нереально. Этого всего нет. Нет удобных фразеологических, диалектологических и специализированных словарей. Они есть в каких-то формах, но воспользоваться ими нереально.

Без проведения этой огромной работы по созданию виртуальных макетов стандартных норм азербайджанского языка все дебаты и споры о защите государственного языка являются ничем иным, как мыльным пузырем. А все попытки Мониторингового центра привлечь к ответственности нарушителей языковых норм не будут иметь нужного эффекта. Как можно оштрафовать кого-то, когда самих норм никто в глаза не видел? Они доступны лишь узкому кругу специалистов.

Как можно оштрафовать создателей рекламных слоганов, когда до сих пор внутри Института языкознания не создана служба азербайджанского языка? Ведь при наличии такой инфраструктуры каждый гражданин, каждое СМИ и каждая рекламная компания могли бы обратиться за консультацией.

До тех пор, пока вся эта работа не проведена, мы будем вынуждены обозревать пустые, ничего не стоящие заявления о необходимости защиты государственного языка.

968
Загрузка...