Дворец Нахчыванских ханов

Нахчыванские ханы: последние рыцари империи

1270
(обновлено 13:56 11.05.2017)
Автор книги "Ханы Нахичеванские в Российской Империи" Фархад Нагдалиев рассказал в интервью Sputnik об истории ханства и судьбе его правителей и их потомков.

БАКУ, 10 мая — Sputnik. В 1747 году, 270 лет назад, образовалось Нахчыванское ханство. Расположенное на перекрестке торговых путей, небольшое государство служило объектом постоянного и пристального интереса со стороны великих держав того времени – Персии, Османской империи, России. Как выразились бы сейчас, ханство было важным геополитическим узлом. И здесь происходили события, значение которых порой выходило далеко за границы Закавказского региона.

Об уроках истории Нахчыванского ханства и их связью с сегодняшним днем корреспондент Sputnik Лев Рыжков побеседовал с историком Фархадом Нагдалиевым, автором книги "Ханы Нахичеванские в Российской Империи". К слову, интерес Фархада к предмету изучения обоснован еще и тем, что сам он – прямой потомок Нахчыванских ханов.

Фархад Нагдалиев
© Sputnik / Dmitry Dubinsky
Фархад Нагдалиев

Кавказская игра престолов

— Фархад, перед встречей с вами я предварительно почитал вашу книгу. Она неожиданно напомнила мне "Игру престолов". Накал интереса примерно одинаков. Давайте вкратце расскажем, что происходило в Нахчыванском ханстве от момента основания до присоединения к Российской Империи?

— Образовалось Нахчыванское ханство после гибели властителя Персии Надир-шаха. Помимо Нахчывана, возникло еще двадцать ханств по всему Азербайджану. Надир-шах был зарезан около Шуши, ночью, двумя своими слугами, которых он грозился наказать за какую-то мелкую провинность. Великий правитель, под пятой которого была громадная территория от Индии до Дербента, погиб очень глупо. И держава стала моментально разваливаться на ханства, султанства.

Книга Ханы Нахичеванские в Российской Империи с автографом автора
© Sputnik / Dmitry Dubinsky
Книга "Ханы Нахичеванские в Российской Империи" с автографом автора

— Похоже на развал СССР.

— Да. И сильные люди на местах стали захватывать власть. А в Нахчыване хан, по сути, был местным военачальником. И под ружьем у него были собственные родственники. В принципе, ничего для него не поменялось, кроме того, что он перестал платить дань шаху и сконцентрировал власть в своих руках. Которая, по сути, и так в них и находилась, потому что вождям окраинных племен были даны определенные льготы — для борьбы с набегами со стороны соседних государств.

— Кто был первым ханом независимого Нахчывана?

— Первым был Гейдар-Кули Хан из племени Кенгерлы, которое проживало на этой территории ориентировочно с IX века. Если опираться на русские источники, то это были легендарные печенеги — голубоглазые, русоволосые люди. То есть, не кипчаки-половцы с монгольскими чертами, а именно европеоиды. И местные племена они подчиняли себе.

Нюансы региональной политики

— Главным героем той эпохи, как я понял по вашей книге, был слепой Келб-Али Хан, проводивший изощренную политическую игру на грани интересов трех великих держав. Правда ли, что его лишили зрения именно за сближение с Россией?

— Его лишили зрения по приказу персидского шаха. Проблема заключалась в том, что в 1796 году скончалась Екатерина II. И корпус русских войск графа Зубова был отозван из Закавказья. Нахчыванский хан, который проводил политику постепенного сближения с Россией, попал в затруднительную ситуацию. Надо понимать, что корпус Зубова был очень мощной армией, которая взяла неприступную крепость Дербент.

Представьте, что вы – восточный человек. Вы и все ваши предки были уверены, что Дербент – абсолютно неприступная крепость. Ни одна армия не могла ее взять, даже Тимуру это не удалось. И тут приходит молодой, 24-летний парень с Севера, еще и без ноги, которую оторвало ядром в русско-турецкой войне. И за три дня простые русоволосые ребята, играючи, крепость забирают.

Конечно, восточные люди были этим потрясены. Вполне естественно, правители маленьких государств стали тянуться к России. Но когда умерла императрица, русское войско в одночасье ушло. И сразу же вторглось громадное персидское войско, берет хана в плен и ослепляет. После этого все дальнейшие действия России на Кавказе долго еще не воспринимались всерьез.

— Вот урок истории, который надо знать. Но, тем не менее, ваш предок продолжал симпатизировать России и вести скрытую пророссийскую политику?

—  Поплатившийся за симпатии к России Келб-Али Хан стал очень осторожен. Он понимал, что персы – это враги, что вражда эта – кровная. Но он действовал очень осторожно. В одной из битв Келб-Али Хан вынужден был противостоять русско-турецкому войску. Хотя хан одержал победу — ни одного солдата или казака не было убито, а вот турок порубили большое количество. Потому что хан понимал: нельзя трогать русских.

У него была цель – добиться присоединения к России. Но так, чтобы потом не пришлось класть свою голову на плаху. Поэтому он лавировал в изощренной международной политике, воспитывал сыновей, чтобы они продолжили его дело. Ведь ни о каком серьезном противостоянии персам в тот момент истории не было и речи. И дело отца завершил его сын.

Служба не за титулы

— Можно ли сказать, что с присоединением к России для Нахчывана и ее ханов наступили благоприятные времена?

— После присоединения к России по отношению к Нахчывану было допущено очень много несправедливостей. Во-первых, самих ханов лишили власти. Лишили определенного количества поместий. И при этом не наградили титулами. Например, грузинам при определении прав дворянства каждому мелкому старосте давали княжеский титул. А всех Нахчыванских ханов обошли стороной.

Но при этом ханы не нарушали свою присягу. Они были твердо уверены, что надо быть с Россией, потому что была какая-то ментальная связь. Ведь тюркский мир и Россия – это союзники.

— То есть, ханы совсем-совсем ничего от России не получили?

— Ханы получили дворянство, занимали должности. Наши предки были наибами — наместниками. Наиб имел неограниченную административную власть. Но территория, которой они управляли, считалась территорией Российской империи. Потом эта наместническая власть была упразднена. И ханам были даны полковничьи, даже генеральские эполеты, даны серьезные пенсии.

Детей отправляли на обучение в центральную Россию – в пажеский и кадетские корпуса. Девушки учились в Смольном институте. Молодые люди получали полностью российское воспитание, владели французским и другими языками.

Лица, приближенные к императору

— Тем не менее, Нахчыванские ханы состояли в теплых и даже близких отношениях с императорским домом Романовых.

— Да. Первая дружеская связь была установлена в 60-е годы XIX века, когда кавказским наместником стал брат Николая I – великий князь Михаил Николаевич. Келб-Али Хан Нахчыванский вошел в круг офицеров, близких к персоне наместника. Хан сам был выпускником Пажеского корпуса, много участвовал в экспедициях против горцев. Большую часть времени он жил не в Нахчыване, а в Тифлисе. С того времени представители семьи стали входить в круг семьи Романовых.

Впоследствии его младший сын Гусейн Хан Нахчыванский командовал лейб-гвардии конным полком, он сблизился с Николаем II. Гусейн Хан был, можно сказать, последним рыцарем России. Он фактически единственный не предал царя и после отречения прислал ему телеграмму с фронта с предложением направить свой корпус на Петроград и подавить беспорядки.

— То есть, Гусейн Хан был близким другом последнего императора?

— Гусейн-хан был флигель-адъютантом Николая II, что давало ему возможность периодически беседовать и обедать с семьей. С императором, я думаю, не было близкой дружбы, чтобы вместе, например, выпивать. Крепкая дружба с представителями царской семьи была у других представителей рода.

— Расскажите об этих людях.

— Племянник Гусейн Хана Керим Хан Эриванский очень дружил с младшим братом Николая II – великим князем Михаилом Александровичем, который в то время командовал Дикой дивизией, а до этого был командиром лейб-гвардии кирасирского полка. В этом полку однажды произошла очень сложная и интересная история.

Столовые принадлежности времен Нахчыванского ханства
© Sputnik / Dmitry Dubinsky
Столовые принадлежности времен Нахчыванского ханства

Младший брат императора решил жениться на супруге своего однополчанина, что в то время считалось позором. Разразился скандал. Николай не разрешил брату жениться. Тем не менее, брак все-таки заключили. За это Великий князь Михаил был выслан в Англию – до самой Первой мировой войны. А в проживании в России ему было отказано.

— А какую роль в этих событиях играл Керим Хан Эриванский?

— Он был единственным офицером, кто поддержал Великого князя и даже стрелялся из-за него на дуэли. И впоследствии, когда с началом Первой мировой войны Великому князю Михаилу разрешили вернуться в Россию и возглавить Дикую дивизию, Керим Хан был его адъютантом, потом сотником Кабардинского конного полка. То есть, они дружили. Впоследствии, когда Михаил отрекся от трона вслед за братом, Дикая дивизия начала движение на Петроград.

Керим пытался связаться с Михаилом Александровичем, отговорить его от отречения. Об этом упоминается в документах, существует дружеская переписка.

Соловецкий Монте-Кристо

— Известно, что советская власть не любила дворянство. Как вашим предкам удалось уцелеть в первые годы новой власти?

— В конце 30-х годов XX века ни одного взрослого мужчины из нашего рода в живых вообще не осталось. Единственный, кто на тот момент выжил — это наш прапрадед Акпер Хан Нахчыванский, который просто получил 25 лет заключения еще в 1929 году, и к 1937 году находился в Соловецком лагере особого назначения. И это единственное, что его спасло от расстрела. Все остальные, на тот момент взрослые, мужчины были уничтожены физически.

Это те, кто остался в Советской России. Но были и те, кто участвовал в гражданской войне на стороне белых. Были те, кто эмигрировал в Персию. Некоторые уехали в Европу, в Париж. Но всех их потом раскидало, и речь шла только о том, чтобы выжить.

— А те, кто остались, поверили новой большевистской власти?

— В закавказской глубинке, в общем-то, не разбирались, насколько это будет тяжелый режим. В то время большевиков ассоциировали, наверное, больше с русскими. Ожидали, что политика будет такая же, как и была раньше. И никто даже не догадывался, чем все это может завершиться. Что все, кто остался, были вырублены. Немногие смогли уехать и затеряться. Многие меняли фамилии. Те, кто этого не сделал, все пропали. На всех завели дела в ОГПУ, были расстрелы.

Наши дедушка и бабушка уехали в ссылку, когда деду было 17 лет, а бабушке 12. То есть, взрослых мужчин на тот момент не было. Прадеды были расстреляны. Причем по уголовным делам. Между датой ареста и датой расстрела – меньше недели.

— Как ваш дед избежал расстрела?

— Моего семнадцатилетнего деда три раза выводили расстреливать. Пытались от него добиться показаний на собственного отца. В том, что они держали склад оружия и хотели свергнуть советскую власть. А у деда – надо отдать должное – сила духа была невероятно высока. Хотя сам он и был небольшого роста, но слабаком не являлся. Он так и не дал показаний. И был сослан.

— А как выжила бабушка?

— В ноябре 1937 года были расстреляны оба наших прадеда. А бабушку и ее семью повезли в ссылку в очень тяжелых условиях. Вагоны были не теплушками, а теми, в которых возят скот. Везли женщин и детей, потому что взрослых мужчин не было, везли через Ростов в Среднюю Азию. До конца доехала только одна треть. Люди мерзли, умирали. Ни дедушка, ни бабушка не любили про это говорить. Система их, можно сказать, сломала. Они же были еще, по сути, детьми.

Хан Нахичеванский
© Photo : из архива семьи Нагдалиевых
Хан Нахичеванский

— Ваши родители в детстве знали, что они – ханы?

— Наверное, они это знали всегда. Просто я, например, про это узнал, когда папе дед прислал справку о реабилитации прадеда. Мне уже было лет 10-11. Я увидел и удивился. Думаю: "Как это так? У меня, оказывается, кто-то еще и сидел, и был реабилитирован. Да еще и ханы!" И сразу начали возникать какие-то вопросы. Но, естественно, потом это все вскрылось.

— В Великую Отечественную потомки ханов воевали?

— Брат нашего сосланного деда был мобилизован со второго курса мединститута. Тогда все рвались на фронт. И ссыльный дед тоже. Потому что быть морально униженным человеком – гораздо тяжелее, чем воевать на фронте. Но его не взяли, потому что у него был "тяжелый" пункт 58-й статьи. А у его младшего брата был пункт полегче. И он погиб под Сталинградом.

— А потом не боялись возвращаться в Нахчыван?

— Боялись, конечно. Наш прапрадед Акпер Хан Нахчыванский, когда освободился после Соловков, долгое время жил под чужой фамилией Пахомов. Это феерическая история, в духе "Графа Монте-Кристо". В лагере умер один из сокамерников прапрадеда, и каким-то образом ему удалось выдавать себя за этого человека. Он и вернулся из лагеря с этим паспортом, как Пахомов. И даже после 1953 года он все еще боялся возвращаться в Нахчыван.

Акпер Хан жил в доме нашего деда в Средней Азии. И он, как бабушка рассказывала, всех удивлял – всем все время пытался руки целовать. В больницу приходил, приводил туда нашего папу за руку. И почему-то все время целовал руки женщине-врачу. Воспитание было такое. Он был известный дамский угодник. Но папа рассказывает, что все смущались. И только за год или два до смерти уехал в Нахчыван.

Ханское наследие

— Сохранились ли фамильные могилы, памятники?

— По воспоминаниям советских чиновников из тех, кто побывал в крае в 20-е годы, ни одной ханской могилы на тот момент уже не существовало. Причем некоторые говорили, что наблюдали вскрытые гробницы и валявшиеся там же останки тех, кто был там захоронен. Кладбище это располагалось на юго-восточной окраине Нахчывана. То есть, в настоящий момент ни одной могилы нахчыванских ханов того времени нет. Ни в Нахчыване, ни в окрестностях.

— Какие выводы можно сделать из книги применительно к сегодняшнему дню?

— Хотелось бы, чтобы азербайджанские власти поддерживали то, что они делают для возрождения своей истории. Реставрация памятников старины, поиск артефактов. Во дворце наших предков, например, нет платы за вход. Любой человек может зайти и ознакомиться с экспозицией. Хотя это – музей, в общем-то. И единственное, наверное, что мы можем сделать, — это со своей стороны передать им то, что сохранилось у нас, и тем самым поддержать интерес к истории.

— Ваша книга может помочь пробуждению интереса к истории?

— Дай Бог, чтобы эту книгу перевели на азербайджанский язык. Все-таки в школах это будет не лишнее пособие для более глубокого изучения истории.

1270
Теги:
Россия, Османская империя, СССР, Персия, Лев Рыжков, Фархад Нагдалиев, Власть, крепость, предки, Нахчыванское ханство, ханы

В Бакинском книжном центре состоялся восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой «Классика поэзии с Ираной Гасымовой»

Азербайджанская поэтесса посвятила вечер русскому поэту

6
(обновлено 20:56 16.09.2021)
Свой очередной вечер Ирана Гасымова посвятила памяти Евгения Евтушенко. Ранее Гасымова обращалась к творчеству Есенина, Лермонтова, Пушкина, Маяковского, Цветаевой, Низами Гянджеви и Самеда Вургуна.

БАКУ, 16 сен — Sputnik. Восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой "Классика поэзии с Ираной Гасымовой" состоялся в Бакинском книжном центре, сообщает Sputnik Азербайджан.

Вечер был посвящен известному русскому поэту Евгению Евтушенко. Он также получил известность как прозаик, режиссёр, сценарист, публицист, чтец-оратор и актёр, был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Евтушенко является автором сборников стихов "Разведчики грядущего", "Третий снег", "Шоссе Энтузиастов", "Обещание", "Лук и лира" и многих других.

До этого Гасымова провела вечера, посвященные Есенину, Лермонтову, Пушкину, Маяковскому, Цветаевой, Низами Гянджеви и Самеду Вургуну.

  • В Бакинском книжном центре состоялся восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой «Классика поэзии с Ираной Гасымовой»,
    © Photo: courtesy of Kamran Bagirov
  • В Бакинском книжном центре состоялся восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой «Классика поэзии с Ираной Гасымовой»,
    © Photo: courtesy of Kamran Bagirov
  • В Бакинском книжном центре состоялся восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой «Классика поэзии с Ираной Гасымовой»,
    © Photo: courtesy of Kamran Bagirov
1 / 3
© Photo: courtesy of Kamran Bagirov
В Бакинском книжном центре состоялся восьмой вечер проекта Ираны Гасымовой «Классика поэзии с Ираной Гасымовой»,

Поэтесса уже второй год подряд проводит два поэтических проекта - "Классика поэзии с Ираной Гасымовой" и "Открытый поэтический микрофон с Ираной Гасымовой". Помимо этого, она проводит свои поэтические вечера не только на родине, но и в Москве, Санкт-Петербурге, Тбилиси.

"Цель проекта "Классика поэзии" состоит в том, чтобы привлечь как можно больше людей к классической литературе. Уже прошло восемь вечеров в рамках этого проекта, которые были посвящены культовым поэтам. Раньше я выбирала авторов, основываясь на собственных предпочтениях, а затем, разумеется, стала прислушиваться к пожеланиям публики, а главное - к пожеланиям самих чтецов. Но в любом случае я никогда не стану проводить вечер поэта, к которому отношусь антагонистично", - рассказала Гасымова.

В ближайшее время она планирует провести "Открытый поэтический микрофон с Ираной Гасымовой" и показать спектакль. Ко всему этому, проект "Классика поэзии с Ираной Гамымовой" поэтесса намерена временно переформатировать в "Классиков современников" и провести вечер поэтессы-современницы Веры Полозковой.

Читайте также:

6
Теги:
поэтесса, Ирана Гасымова, вечер, Евгений Евтушенко
Школьница в классе, фото из архива

Глава Управления образования Баку: школьные журналы уйдут в прошлое

21
(обновлено 20:56 16.09.2021)
Новый учебный год принесет новшества в систему управления классов. Впредь в большинстве столичных школ начнется применение не совсем обычных школьных журналов и даже дневников.

БАКУ, 16 сен — Sputnik. Традиционные школьные журналы и дневники выйдут из обихода. Об этом, как сообщает Sputnik Азербайджан, заявила глава Управления образования города Баку Мехрибан Велиева, рассказывая о новшествах очередного учебного года.

Еще в предыдущем году в пилотном режиме в 94 школах решили отказаться от традиционных бумажных школьных журналов. В новом году 215 школ начнут выставлять оценки на электронной платформе.

Между тем, затронув ставший уже традиционным вопрос вакцинации, Велиева отметила, что к настоящему времени 90% педагогов Баку привились от коронавируса. Это позволит обеспечить бесперебойный учебный процесс. Для проведения вакцинации среди педагогов в столичных школах были созданы пять прививочных пунктов.

В отношении учителей, обладающих "сертификатом о противопоказаниях", с их согласия могут быть применены определенные ограничения. Однако все такие ограничения будут направлены на охрану здоровья педагогов.

Что касается непривитых учителей, то таковые не будут допущены в учебные заведения.

Читайте также:

21
Теги:
Управление образования города Баку (УОГБ), школы, журналы