Сергей Маркедонов

Россия и Сирия: кавказский фактор

322
(обновлено 11:04 12.09.2015)
Вокруг Сирии сегодня мы видим парадокс. И США, и Россия рассматривают ИГИЛ как угрозу. И Вашингтон, и Москва проявляют готовность к решительным действиям. Но найти некий общий подход не получается, констатирует российский политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Сообщения о российских военных, появившихся в Сирии, буквально взорвали информационное поле США и европейских стран. Как из рога изобилия посыпались заголовки про новую российскую стратегию на Ближнем Востоке, наступление Москвы против Запада и очередную заявку Кремля на возвращение к советской внешней политике.

Между тем, информация, подаваемая, как некий российский экспромт, в действительности вряд ли может считаться таковой. Еще с 2011 года, когда на волне так называемой "арабской весны" в Сирии начались оппозиционные выступления против президента Башара Асада, Россия четко и недвусмысленно обозначила свою позицию, выражавшуюся в его поддержке.

По справедливому замечанию известного российского эксперта-международника Федора Лукьянова, если США и их союзники из монархий Персидского залива надеялись на быстрое падение режима, то Москва, осознавая сложный этно-конфессиональный состав Сирии, не видела возможности для быстрой и безболезненной смены власти. Особенно через конфликт и внешнее вмешательство.

Как следствие, диаметрально различающиеся позиции по отношению к сирийскому гражданскому конфликту. К слову сказать, еще в 2011 году в ряде своих публичных комментариев директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер констатировал наличие в рядах антиасадовской оппозиции боевиков "Аль-Каиды". Схожие оценки давали и представители немецких спецслужб. И примерно в то же время. При всем желании, их трудно заподозрить в симпатиях к путинской пропаганде.

В этой связи возникает закономерный вопрос: почему российская позиция столь непреклонна? Что движет Москвой в ее поддержке сирийских властей?

Политики и эксперты дают разные ответы на этот вопрос. Некоторые из них считают позицию Москвы проявлением солидарности с диктаторским режимом Башара Асада. Мол, российское руководство не хочет перемен внутри страны, объясняет имеющееся социальное недовольство внешними происками, опасаясь прецедентов "гуманитарной интервенции".

Наверное, такой вариант можно было бы рассмотреть, если бы не один нюанс: отношение разных стран к событиям в Сирии не определяется критериями демократичности или авторитаризма. И среди противников Асада оказываются не только Вашингтон с Брюсселем, но и Садовская Аравия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты, чьи режимы нельзя назвать демократическими. Более того, у Саудовской Аравии есть совсем недавний опыт интервенции в Бахрейн с целью подавления там оппозиционных выступлений. А ведь сирийские власти сегодня жестко и во многом оправданно критикуются как раз за аналогичные меры.

Напомним, что 14 марта 2011 года около 1000 военных из Саудовской Аравии и 500 полицейских из Объединенных Арабских Эмиратов прибыли в Бахрейн и изрядно поспособствовали прекращению антиправительственных выступлений.

Отметим также, что в ходе этой акции были арестованы оппозиционные активисты, восемь из которых получили пожизненное заключение за подготовку государственного переворота, а 13 человек приговорены к разным срокам, от 2 до 15 лет.

Не будем в данном случае поднимать тему "двойных стандартов". Просто потому, что внешняя политика практически никогда не следует неким эталонным категориям. На практике то, что для твоих оппонентов недопустимо, часто оказывается простительным для союзников.

Согласно другой версии, объясняющей поведение Москвы, у нее есть геополитический (единственная военно-морская база на Средиземном море в Тартусе) интерес.

Спору нет, этот фактор важен для России. Однако его тоже не стоит переоценивать. Кроме того, нельзя сводить весь анализ российской мотивации только к геополитической выгоде.

При анализе "российского упорства" в отстаивании подхода к Сирии из поля зрения очень часто уходит кавказское измерение. А его значение никак нельзя принижать.

После того, как Россия в конце 1994 года начала первую военную операцию в Чечне, перед Москвой встала проблема не только обеспечения внутренней легитимности такого решения, но и минимизации внешнеполитических рисков. Ведь впервые после ввода войск в Афганистан в 1979 году страна-преемник Советского Союза рисковала оказаться в изоляции в исламском мире. Тем более что количество мусульман в РФ исчисляется не одним миллионом человек.

Скажем сразу, единой линии в ближневосточном мире по отношению к российской политике в Чечне не было, нет и быть не может в принципе, учитывая разнонаправленные национальные и конфессиональные интересы Ирана, Сирии, Египта, Саудовской Аравии и Катара. Однако тот факт, что многие государства арабского мира поддержали позицию Москвы в 1994 и в 1999 году, и поддерживают ее территориальную целостность сегодня, играет на руку России.

На Северном Кавказе, по крайней мере пока, «второго Афганистана» с многотысячным наплывом добровольцев на "войну за веру" не случилось. Более того, многие арабские наемники, которые искали удачи в горах Чечни или Дагестана, преследовались у себя на родине. И в этом плане позицию светских властей Сирии невозможно недооценивать.

При этом Катар, столь жестко и определенно выступающий в поддержку нынешней сирийской оппозиции, в 2003 году предоставил свою территорию для проживания одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, который жил там, как «личный гость эмира».

Не следует сбрасывать со счетов и тот факт, что Башар Асад представляет алавитское меньшинство, которое долгие годы "огнем и мечом" противодействовало многим своим оппонентам, включая и радикальных исламистов салафитской направленности (в российских СМИ их называют "ваххабитами"). Взять хотя бы историю с подавлением антиправительственного восстания в 1973 году отцом сирийского президента.

Однако, какими бы жестокими не были в то время действия Хафеза Асада, а сегодня политика его сына Башара, надо понимать, что в Сирии «коридор возможностей» крайне узок. Возврат к тому, что было до 2011 года, уже невозможен, как бы кто ни ностальгировал по тем временам.

Естественно, недовольство против Асада-младшего возникло не на пустом месте и имело, в первую очередь, внутренние причины. Думается, историки еще напишут многоцветное полотно, которое расскажет нам о вызревании сирийского конфликта. Но сегодня почти половину сирийской территории контролирует «Исламское государство» (ИГ или ИГИЛ). И наряду с Асадом оно готово бороться с "евреями и крестоносцами", в число которых попадают и Россия и США.

При этом, в отличие от пресловутой "Аль-Каиды", ИГ объявило Кавказ одним из фронтов своей борьбы. Игиловцы уже обещали президенту Владимиру Путину "освобождение Чечни", а в соседних с Россией Грузии и Азербайджане также были замечены сторонники "халифата".

В рядах ближневосточных исламистов, по мнению экспертов, оттачивают свои навыки порядка 2,5 тысяч россиян (главным образом, выходцев из республик Северного Кавказа и Поволжья), Но дело не только в экспорте радикалов из России. Внутри самого Северокавказского региона отдельные полевые командиры присягают на верность "халифу" ИГИЛ Абу Бакру аль Багдади. Среди особо близких людей к нему выходец из Панкиси Тархан Батирашвили (известный как Омар аш-Шишани).

Риторический вопрос, может ли Москва игнорировать подобное развитие событий, ожидая, пока история сделает свое дело и президент Асад будет полностью разгромлен, а бойцы ИГ победным маршем пройдутся по Дамаску?

Расширение "Исламского государства", скорее всего, создаст дополнительные риски уже для внутрироссийской безопасности. Может быть, не сегодня и не завтра, но потенциально такая угроза существует. Скорее всего, Кремль осознает невозможность или, как минимум, проблематичность победы Асада и возврата под его контроль всей страны. Но купирование территориальной экспансии "Исламского государства Ирака и Леванта"  видится  как важнейшая задача.       

Таким образом, интересы РФ на сирийском направлении не следует рассматривать исключительно в контексте фантомов времен холодной войны или имперских претензий. По большей части они имеют прагматический характер, хотя конфронтация с Западом придает им сильный налет эмоциональности, далеко не всегда оправданной.

Вокруг Сирии сегодня мы видим парадокс. И США, и Россия рассматривают ИГИЛ как угрозу. И Вашингтон, и Москва проявляют готовность к решительным действиям. Но найти  некий общий подход не получается, поскольку для этого нужно уйти от дискретности и увидеть взаимосвязи, на которые сегодня не обращают должного внимания.

Для США Ближний Восток — одна из многих шахматных партий, а для России — регион, проблемы которого имеют продолжение внутри страны. И преодолеть эту асимметрию восприятия крайне важно даже при наличии широкого спектра разночтений, от Украины до Арктики. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

 

322
Теги:
Конфликт в Сирии, Сергей Маркедонов, США, Сирия, Россия, Конфликт в Сирии, Сергей Маркедонов, США, Сирия, Россия

Доллары в руках, архивное фото

Когда иностранные инвестиции вернутся в экономику Азербайджана?

180
(обновлено 10:29 22.07.2021)
Пандемия COVID-19, среди прочего, также ударила по иностранным инвестициям в экономики стран. Какие еще причины спугнули инвесторов в Азербайджане и когда ожидать возвращения иностранного капитала, разбирался Sputnik Азербайджан.

В связи с успешной вакцинацией по всему миру глобальная экономика постепенно начинает восстанавливаться – страны ОПЕК наращивают добычу нефти, возобновляются авиасообщения. На фоне медленного восстановления экономики после пандемического шока страны начинают подсчитывать убытки, полученные от воздействия COVID-19 на глобальную экономику. Одной из сфер, которая сильно пострадала от последствий пандемии, стала сфера инвестиций.

Согласно докладу о мировых инвестициях за 2021 год, подготовленном специалистами Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), в связи с кризисом, вызванным пандемией, прямые иностранные инвестиции сократились для всех стран мира, но самые большие потери пришлись на государства с развитой экономикой – этот показатель снизился на 80% для Европы и на 40% – для США.

Прямые иностранные инвестиции в наименее развитые страны, несмотря на пандемию коронавируса, остаются на стабильном уровне. Согласно данным отчета, под воздействием пандемии потоки прямых иностранных инвестиций в 83 страны со слабой и уязвимой экономикой сократились в 2020 году на 15% – до 35 миллиардов долларов.

Ситуация в Азербайджане

Прямые инвестиции в экономику Азербайджана также сократились. Согласно отчету Госкомстата, в первые шесть месяцев 2021 года со стороны иностранных предприятий в республике было вложено 2,3 миллиарда манатов, что на 5,9% или 145 миллионов манатов меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Кроме того, в январе-июне 2021 года в нефтегазовый сектор Азербайджана было инвестировано 2,7 миллиарда манатов, что на 1,3% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

В январе-июне 2021 года в основной капитал было направлено 5,9 миллиарда манатов, что на 7,6% меньше, чем в аналогичном периоде 2020 года. Сообщается, что от общего объема инвестиций около четырех миллиардов манатов, или 68,7% использованных средств, было израсходовано на сферы производства, 1,3 миллиарда манатов (23,4%) - на сферы обслуживания, а 469 миллионов манатов (7,9%) - на строительство жилых домов.

Сохраняется повышенный фактор риска в связи с пандемией

Одна из причин, по которой зарубежные инвестиции снижаются, в том числе в Азербайджане, это повышенный фактор риска в постпандемический период, считает эксперт-экономист Эльданиз Амиров.

İqtisadçı ekspert Eldəniz Əmirov
© Photo : ARB TV
Эксперт-экономист Эльданиз Амиров

"Даже несмотря на успешную вакцинацию, по всему миру остается повышенный фактор риска, что мир может пережить глобальный шок. Это оставляет глобальных инвесторов в некотором сомнении по поводу вложения инвестиций", - сказал Амиров Sputnik Азербайджан.

По словам эксперта, снижение активности в экономиках мира из-за пандемии коронавируса привело естественным образом к уменьшению инвестирования во всем мире.

"В Азербайджане же, согласно информации Центробанка, в 2020 году объем прямых иностранных инвестиций в экономику составил 4,5 миллиарда долларов против 4,2 миллиарда долларов в 2019 году. Объем инвестиций в 2019 году также показал рост в 4,9% по сравнению с 2018 годом", - отметил Амиров.

Уменьшение инвестиций в экономику Азербайджана также связано с уже успешной реализацией нефтегазовых проектов в стране, считает собеседник Sputnik Азербайджан.

"Так как нефтедобывающая сфера - одна из основных по привлечению иностранных вложений в Азербайджан, то после успешной реализации нефтегазовых проектов инвестиции также сократились в эту сферу", - отметил Амиров.

По его словам, в Азербайджане второй причиной снижения инвестиций стала также война в Карабахе. Военная эскалация привела иностранных инвесторов к опасениям и на данный момент они находятся в ожидании устранения всех факторов риска в данном вопросе.

Государственные инвестпроекты с участием зарубежного капитала

Что касается иностранных инвестиций на освобожденных землях, то по словам эксперта, в настоящее время на территории Карабаха инвестиции будут осуществляться со стороны государства, то есть это государственные капвложения.

"Иностранные инвесторы покупают долю в государственных инвестиционных проектах как участники проекта. Прямые зарубежные инвестиции и участие иностранных компаний в государственных инвестиционных проектах - разные вещи", - считает эксперт.

Но необходимо отметить, что после полного окончания военных процессов в Карабахе и после того, как Армения приступит к выполнению принятых на себя обязательств в рамках урегулирования конфликта, в результате чего установится долгосрочная стабильность в регионе, иностранные инвесторы обязательно будут вкладывать средства в экономику на освобожденных территориях Азербайджана.

Читайте также:

180
Теги:
Возвращение, экономика, Азербайджан, Иностранные инвестиции
Газовое хранилище, фото из архива

Газ, который нужен всем как избежать дефицита гелия

153
(обновлено 08:44 22.07.2021)
Абсолютно непопулярный до недавнего времени гелий стал одним из необходимых компонентов во многих отраслях экономики. Как избежать дефицита этого довольно редкого газа, разбирался Sputnik Азербайджан.

В то время как поставщики природного газа - метана - борются за новые рынки сбыта и строят километровые газопроводы, мир ожидает дефицит другого вида газа, а именно гелия, без которого сегодня не выживут многие отрасли.

Зачем нужен гелий

Гелий, который известен многим только как наполнитель для воздушных шаров, играет серьезную роль в мировой экономике, являясь важной составляющей в работе высокотехнологической, медицинской, аэрокосмической, атомной и других отраслей. Гелий, например, необходим для проведения процедуры магнитно-резонансной томографии (МРТ) и является важным компонентом научных и медицинских исследований. Он также используется для лечения легочного заболевания, которое стало особенно актуальным из-за пандемии COVID-19.

Гелий также необходим для производства полупроводников и микросхем. Объем хранимых данных продолжает расти невообразимыми темпами, и по некоторым оценкам, каждый день создается не менее 2,5 квинтиллиона байтов данных (это число с 18 нулями). И хранение таких данных без использования гелия невозможно.

Кроме того, гелий используется на атомных электростанциях, на базе высокотемпературного газоохлаждаемого реактора с гелиевым теплоносителем.

Дефицит гелия не за горами

Парадокс в том, что гелий является вторым по распространенности элементом во Вселенной и одним из самых редких по концентрации на Земле.

До сих пор 40% мировых поставок гелия осуществлялось за счет Федерального гелиевого резерва США (Federal Helium Reserve). Сегодня же большая часть резерва исчерпана, и в сентябре 2021 года он будет закрыт, а других таких крупных резервов гелия пока нет.

Кроме США, основными поставщиками этого газа являются Катар и Алжир. Но и Катар, который добывает 25% от всего мирового гелия с 2017 года, объявил о закрытии нескольких заводов по производству этого редкого вида газа.

Согласно оценке экспертов, на фоне роста потребления гелия будет расти дефицит этого вида газа. Так, к 2030 году потребление гелия может достичь 238–312 миллионов кубометров, а его производство к этому времени будет составлять лишь 213–238 миллионов кубометров.

Цены на гелий также пробили максимальный потолок. Так, с начала 2020 года гелий подорожал в целом почти в три раза. Сегодня сырой гелий продается по цене приблизительно 350 долларов за тысячу кубических футов, а очищенный гелий продается по колоссальной цене от 600 до 650 долларов за тысячу кубических футов, что делает его фантастическим товаром с низким объемом и высокой стоимостью.

Россия может заменить США на рынке гелия

Президент России Владимир Путин в июне дал старт работе Амурского газоперерабатывающего завода. Один из крупнейших в мире ГПЗ будет очищать от примесей газ, который идет по трубопроводу "Сила Сибири" в Китай. На Амурском ГПЗ планируется получать до 60 миллионов кубометров гелия, что позволит России стать одним из крупнейших игроков на мировом рынке этого газа.

"После выхода на полную мощность в 2025 году Амурский ГПЗ ежегодно будет перерабатывать 42 миллиарда кубических метров природного газа, производить порядка 60 миллионов кубических метров гелия. Такой объем позволит России обеспечить внутренний спрос на этот газ, а также занять одну из ведущих позиций по его поставкам на мировом рынке", — сказал Владимир Путин по видеосвязи во время церемонии запуска Амурского ГПЗ.

Ранее глава "Газпрома" Алексей Миллер заявлял, что после вывода Амурского ГПЗ на полную мощностькомпания станет одним из ведущих игроков на международном гелиевом рынке, нарастив производство в 13 раз.

Газ на месторождениях Якутии и Иркутска содержит значительные объемы гелия, около 0,45% и 0,28% соответственно, что является высоким показателем по сравнению с другими месторождениями, где объемы гелия в природном газе могут находиться на уровне всего 0,5%. После первичной очистки на месте добычи газ будет отправляться по "Силе Сибири" на Амурский ГПЗ, где из него будет выделяться гелий, который планируется сжижать и отправлять на экспорт.

Таким образом, гелий, который до недавнего времени не пользовался высоким спросом, с развитием высоких технологий превратился в жизненно необходимое вещество, и при этом некоторые газодобывающие страны пока даже не знают о точных запасах данного вида газа на своих территориях. Однако, учитывая резкий рост цен на него, не исключено, что энергетические гиганты скоро начнут вести гонки по добыче и поставкам этого элемента таблицы Менделеева.

Читайте также:

153
Теги:
дефицит, газ
Главный тренер бакинского Нефтчи Самир Абасов, фото из архива

Самир Абасов: ломаю голову над тем, кого выпустить на матч с "Олимпиакосом"

0
Главный тренер "Нефтчи" поделился своими ожиданиями от ответного матча второго квалификационного раунда Лиги чемпионов против греческого "Олимпиакоса".

БАКУ, 27 июл - Sputnik. Главный тренер бакинского футбольного клуба "Нефтчи" Самир Абасов пока не знает, кто в его команде сыграет против греческого "Олимпиакоса". Как сообщает Sputnik Азербайджан, об этом Абасов заявил на предматчевой пресс-конференции.

В среду, 28 июля, бакинский "Нефтчи" проведет ответный матч второго квалификационного раунда Лиги чемпионов УЕФА против греческого "Олимпиакоса". Встреча пройдет на "Баксель Арене" и начнется в 21:00 по бакинскому времени. Первый матч, состоявшийся на прошлой неделе в Греции, завершился победой "Олимпиакоса" со счетом 0:1.

В ходе беседе с представителями СМИ наставник "Нефтчи" отметил, что ожидает интересное и трудное противостояние.

"На прошлой неделе мы действительно почувствовали, против какого сильного соперника мы играем. Нас ждет интересная и напряженная игра. Встречу ждут и наши болельщики, среди них чувствуется ажиотаж. Мы прибавляем с каждым матчем, потенциал у команды есть. Но мы также столкнулись и с кадровыми проблемами. Пока ломаю голову над тем, кого выпустить в завтрашнем матче", - сказал Абасов.

Напомним, что в предстоящем матче в составе "Нефтчи" не сыграют Намик Алескеров и Мерт Челик. Последний получил красную карточку и был удален с поля, а Алескерову сломали нос.

Абасов - об отказе греков тренироваться в Баку

Специалист также высказался по поводу состояния газона, из-за плохого качества которого "Олимпиакос" отказался проводить предматчевую тренировку в Баку.

"Есть объективные причины плохого состояния газона, включая погодные условия и тренировки сборной Турции во время ЕВРО-2020. Верим, что все будет хорошо. В любом случае обе команды будут находиться в одинаковых условиях. Не думаю, что греки отказались тренироваться в Баку из-за возможно слежки за ними здесь. Отказ от предматчевых тренировок - нормальная практика в футболе", - подчеркнул Абасов.

Он также не исключил, что исход двухматчевого противостояния может решиться и в серии пенальти, отметив, что его команда готова на все.

Читайте также:

0
Теги:
Лига чемпионов, матч, тренер, ФК 'Нефтчи'