Надпись на стене – Демократизация, демократия

Про молодые альтернативные демократии

66
Если исключить из рассмотрения абсолютно одиозные случаи, то можно обнаружить, что с относительно небольшими национальными особенностями демократия везде примерно одна и та же, считает эксперт.

Зачастую мы автоматически говорим политическими штампами, даже не задумываясь об их смысловой нагрузке. Например, все знают, что в США и в Прибалтике демократия, а в некоторых других государствах мира и бывшего СССР – авторитарные режимы.

Если мы исключим из рассмотрения абсолютно одиозные случаи, вроде саудовской теократической монархии или королевства Лесото, то обнаружим, что с относительно небольшими национальными особенностями демократия везде примерно одна и та же. 

Политолог Ростислав Ищенко. Архивное фото
© Sputnik / Vladimir Trefilov

Начнем с формы

Подавляющее большинство государств планеты имеет одну и ту же структуру: глава государства (президент или монарх), исполнительная власть (правительство во главе с премьером), парламент (одно- или двухпалатный). Иногда, как, например, в США, глава государства исполняет и функции главы исполнительной власти, но классическая демократия это не приветствует.

Таким образом, с точки зрения формы, Узбекистан, Туркменистан, Казахстан, Таджикистан, Азербайджан, Белоруссия, которых Европа считает “авторитарными”, более демократичны, чем те же США или Великое герцогство Люксембургское, в котором герцог имеет очень широкие полномочия, позволяющие ему активно вмешиваться в деятельность законодательной и исполнительной власти. 

Кстати, аналогичными и даже большими полномочиями располагает монарх "демократической" Великобритании, чьи прерогативы не просто широки – они не имеют четких границ ввиду отсутствия у Британии конституции. Равным образом сохранение наследственных мест в палате лордов или избрание президента США коллегией выборщиков не соответствуют классической демократии даже в представлениях начала XIX века, не говоря уже о современности. 

Это не праздные сравнения, поскольку политика – как раз то место, в котором форма в значительной степени определяет содержание. То, что британский монарх не пользуется своими прерогативами, не означает, что их наличие не учитывается при выработке политического курса. Не случайно британский истеблишмент не допустил занятие престола в 1936 году пронацистски настроенным Эдуардом VIII. Опасались, что король использует свои полномочия для изменения внешней политики Великобритании.

Про выборы и полномочия

Еще одним признаком демократии считают регулярную сменяемость глав государств. Оставим в покое европейских монархов, которые правят по полстолетия и дольше. Апологеты западного понимания демократии с укоризной попеняют нам на то, что это не имеющие реальной власти символы — хотя на деле президент Италии куда символичнее практически неограниченного монарха Британии.

Давайте вспомним президента США Франклина Делано Рузвельта, который избирался на четыре срока подряд (фактически стал пожизненным президентом). При этом никто на Западе не ставит под сомнение наличие в США демократии во время его президентства. 

Можно как угодно долго работать премьер-министром Британии или Италии, канцлером Германии. Между тем, главы исполнительной власти в этих странах обладают широчайшими полномочиями. Причем в Британии, будучи депутатом парламента, лидером парламентского большинства и одновременно премьер-министром Ее Величества, премьер и вовсе объединяет в своем лице прерогативы законодательной и исполнительной власти.

В Великобритании правящая партия, в пределах срока полномочий парламента, может назначить выборы, когда ей заблагорассудится. Для этого премьер только должен обратиться к монарху с просьбой распустить парламент. Этим трюком неоднократно пользовалась Маргарет Тэтчер — для продления своего правления.

Между тем, самые авторитарные из авторитарных режимов (по западной классификации) на постсоветском пространстве для продления срока полномочий проводят либо очередные (как вариант — досрочные) выборы, либо всенародный референдум. 

С этой точки зрения власть президентов Казахстана или Азербайджана по уровню своей легитимации превосходит власть британского монарха или премьер-министра Великобритании, равно как и президента США. Последний может получить меньшинство голосов избирателей, но быть избранным голосами выборщиков. 

Зачем все это надо?

Самый существенный аргумент в пользу того, что на Западе демократия истинна, а вне Запада – формальна, заключается в том, что в Европе и США веками отработанная система разделения властей, основанная как на законе, так и на традиции, просто априори приучена учитывать и реализовывать именно народную волю. А на постсоветском пространстве, мол, демократические декорации, а истинной демократии нет.

Опять-таки не будем указывать на очевидное, лежащее на поверхности противоречие между волей народа Германии, желающего избавиться от наплыва беженцев и развивать нормальные экономические взаимоотношения с Россией, и реальной политикой германских властей. В конце концов, нам могут возразить, что действующая власть вольна делать что угодно, в пределах закона и срока своих полномочий, а потом народ придет на выборы и выберет других – лучших.

Можно было бы ответить, что в любом парламенте можно ограничить депутатство одним сроком и тогда других – "лучших" – будут избирать каждые четыре-пять лет. Но давайте в принципе вдумаемся, какова главная функция действующих парламентов?

Мир живет в режиме реального времени. Потоки информации огромны. Отделить правду от лжи, информацию от дезинформации отдельный человек способен весьма условно и далеко не всегда. Количество принимаемых за срок полномочий одного созыва парламента законов, как правило, исчисляется четырехзначными числами. Законы эти касаются всех сторон и случаев жизни, включая весьма специфические, требующие особой квалификации.

Смешно предполагать, что учителя и врачи, певцы и киноактеры, спортсмены и даже профессиональные политики могут быть профессионалами во всех случаях жизни. Как правило, лишь единицы из депутатов могут связно объяснить суть хотя бы пары рассматриваемых ими законопроектов. 

Фактически парламент – машина для проштамповки предложенных исполнительной властью законов. Редкие случаи принятия законопроектов, разработанных одним или группой депутатов по собственной инициативе, чаще всего приводят к необходимости в скором времени либо отменять, либо серьезно корректировать принятый закон. 

С такой ситуацией в большей или в меньшей степени сталкиваются во всех парламентах. Равно, как и с ситуацией небескорыстного лоббизма частных и групповых интересов. Это происходит не потому, что депутаты глупы или специально вредят родной стране. 

Как я уже заметил выше, человек (каким бы талантливым он ни был) не может быть специалистом во всех сферах деятельности. Государственное же управление – в принципе крайне сложный механизм, для понимания работы которого требуются годы и даже десятилетия практики на самых разных должностях. Иначе благие намерения мостят дорогу в известном направлении.

Выборы же в парламенты происходят примерно одинаково. Лишь единицы избираются потому, что были поддержаны конкретными избирателями в конкретной местности. И то это люди, которые сосредоточены на интересах какого-то региона, но, как правило, смутно разбираются в интересах общегосударственных. Стандартный депутат и на Западе, и на Востоке избирается за счет того, что его выдвигает партия, способная провести своих кандидатов в парламент, кем бы они ни были. 

В этом отношении территориальные, племенные или этнические восточные кланы, формирующие партии "авторитарных режимов", ничем не отличаются от олигархических, финансовых, транснациональных кланов, формирующих западные "истинно демократические" партии. 

Результат налицо

Более того, на деле "авторитарные режимы" оказываются ближе к народу по двум причинам. Во-первых, территориальные, этнические и племенные связи предполагают неформальную ответственность избранного перед выдвинувшей его группой. При этом, в отличие от финансовых интересов, они не могут изменяться. Легко предать интересы финансового клана и заявить: ничего личного – это бизнес. Но предавший аналогичным образом интересы этнического клана автоматически станет изгоем без каких-либо перспектив. Так что в данном случае обратная связь и “народный контроль” на Востоке более действенны, чем на Западе.

Во-вторых, так называемые “авторитарные лидеры Востока” могут удерживаться у власти лишь до тех пор, пока обладают непререкаемым личным авторитетом (харизмой). В то же время на Западе авторитет личности заменен авторитетом должности. 

Грубо говоря, на Востоке ты президент потому, что ты умный, сильный и тебе верят, а на Западе ты умный и тебе верят, потому что ты президент – и до тех пор, пока ты президент.

Чтобы определить эффективность двух моделей демократии, предлагаю сравнить результаты, продемонстрированные за последние 25 лет Прибалтикой, чью демократичность никто под сомнение не ставит, и теми же Казахстаном или Азербайджаном. Астана и Баку стали реальными лидерами в своих регионах. 

А уж Украину или Молдавию, которые по западной классификации в последние пару-тройку лет побили все рекорды демократичности, просто не с кем на постсоветском пространстве сравнивать. Потому что по уровню бедности населения они обогнали всех. А Украина заняла первое место в мире еще и по скорости обнищания.

Так что молодая альтернативная демократия Востока не только ближе по форме к классическим образцам, но и по содержанию оказывается эффективнее. Если, конечно, считать, что власть должна отражать волю народа, а не транснациональных корпораций. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

66
Теги:
Демократия, Ростислав Ищенко

Флаг Великобритании, фото из архива

К серьезным проблемам Великобритании прибавилась еще одна

774
(обновлено 19:28 14.08.2020)
За год резко выросло число мигрантов, проникающих из Франции в Соединенное Королевство. Париж пассивен и требует увеличения финансирования, Лондон негодует, а Брюссель желает приобрести рычаг давления на Лондон.

За год резко выросло число мигрантов, проникающих из Франции в Соединенное Королевство. Париж пассивен и требует увеличения финансирования, Лондон негодует, а Брюссель желает приобрести рычаг давления на Лондон.

В Великобритании и до пандемии было достаточно проблем, а теперь из-за разгула коронавируса они удвоились. Пресловутый Brexit (выход Великобритании из Европейского союза) с которым, казалось, было все решено, после нашествия пандемии вновь застопорился. ЕС требует, чтобы в связи с пандемией Лондон отложил свой окончательный выход из европейского альянса.

Британия настаивает на прежних решениях и твердо намерена выйти из Евросоюза в сроки, оговоренные этими договоренностями. Кроме этого, у правительства Её Величества возникли сложные экономические проблемы, вызванные последствиями пандемии. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон отдает себе отчет в трудностях, которые ожидают страну, и даже обратился с призывом к военным готовиться к четырем крупным проблемам, которые могут охватить Британию.

На первое место он поставил угрозу второй волны пандемии COVID-19. Далее он счел необходимым подготовку к сезонной эпидемии гриппа, а также к наводнениям. Четвертая проблема была ожидаема и предсказуема: Джонсон призвал быть достаточно подготовленными к тому, если Лондон не сумеет договориться с Брюсселем и выйдет из европейского альянса без всякого соглашения. Премьер призвал военных немедленно отреагировать на его призыв и завершить подготовку уже к концу августа.

До конца августа еще более двух недель и весьма возможно, что военные сделают все от них зависящее.

Но, похоже, к серьезным проблемам Великобритании прибавляется еще одна. Как известно, многие незаконные мигранты, покидая свои родные края, стремились сделать окончательным пунктом своего противозаконного перемещения именно Британию, где, по их мнению, более благоприятные условия проживания.

В течение нескольких лет нескончаемые потоки иммигрантов, попадая в Европу, стремились на берега французского Кале, но не для того, чтобы там обосноваться. После Кале они намеревались морским путем переправиться в Британию. Их число на французском берегу настолько увеличилось, что возник огромный лагерь, прозванный жителями "джунгли". Однако, французским властям удалось в 2016 году разогнать это незаконное скопище и переместить его обитателей в центры содержания беженцев.

Но это не решило проблему. Настырные мигранты возвращались к берегу и искали любую возможность, чтобы переместиться на британскую сторону. Притом, своей цели они добивались не только морским путем, а проявляли при этом неслыханную и рискованную изобретательность. Они известным только им образом проникали на паромы, в грузовые автомобили и даже приступом брали тоннель под Ла-Маншем.

Никакие ограды и препятствия не останавливали беженцев, твердо решивших проникнуть в Британию. Любые плавсредства применялись ими для достижения заветной цели. Но все же удачливых было не так много.

Дело в том, что на основании договора, заключенного в 2004 году в период общего европейского пространства, контроль на границе с Британией в Кале осуществляли французы. Им удавалось в какой-то мере справляться с потоком мигрантов, но с началом этого года ситуация изменилась, и нелегалы все чаще стали попадать на британскую территорию.

По данным BBC, с начала года уже зафиксированы попытки 4192 человек переплыть залив, в то время как за весь прошлый год их было только 2294. В чем же причина такого резкого увеличения?

Конечно же, пандемия сказалась и здесь. Из-за нее на этом маршруте встречается меньше кораблей, которые могли бы служить преградой для мигрантов, пустуют пляжи, ну и безветренная погода также благоприятствует беженцам в достижении желаемой цели.

В связи с этой проблемой в Париже со срочным визитом побывал Крис Филп, государственный секретарь Великобритании по вопросам иммиграции. Он уговаривал французские власти более жестко охранять границу и не допускать беженцев до Британских островов. Франция ссылается на большие сложности, и в том числе на недостаток финансов. Париж считает необходимым увеличить финансирование пограничного контроля и речь идет о сумме около трех десятков миллионов евро.

Британцы же намерены ввести особые меры в Ла-Манше. Общественность Великобритании очень встревожена растущим числом нелегальных мигрантов и требует от правительства Бориса Джонсона действенных мер. Депутаты, соратники Джонсона по Консервативной партии, требуют от премьера, чтобы военно-морской флот страны занял в Ла-Манше более жесткую позицию.

Правительство Её Величества, по всей видимости, прислушивается к такого рода призывам, и этому свидетельство то, что на недавно учрежденную должность командующего по борьбе с угрозой нелегальной иммиграции в проливе назначен Дэн О'Махони. Этот экс-офицер морской пехоты ранее служил не только в морской разведке, но и в Национальном агентстве по борьбе с преступностью. Он также успел побывать в таких горячих точках, как Косово и Ирак.

Британская сторона настроена довольно серьезно, чего не скажешь о французах. Не знаю, сумеет ли Париж добиться увеличения финансирования пограничного контроля в проливе Ла-Манш, но думается, что если деньги будут выделены, то изменения (если они произойдут), будут декоративного характера. Франция и так не слишком утруждала себя охраной британского спокойствия от беженцев.

Теперь же, когда Лондон выражает твердую готовность выйти из Евросоюза в намеченный ранее срок, Брюссель вряд ли будет требовать от Парижа тщательного исполнения своих обязанностей на границе с Британией в проливе Ла-Манш. Не исключено, что Брюссель благодаря этому приобретет еще один рычаг воздействия на Лондон в переговорах об увеличении срока выхода Британии из ЕС.

774
Теги:
Великобритания
Пожилой мужчина на обочине дороги на окраине Герата, Афганистан

Американская оккупация Афганистана покажется раем после талибанизации

57
Непросто, с боями и террористическими актами Афганистан движется к своему новому миру – без американцев. Этот мир может стать источником новых вооруженных конфликтов, и угрожает дестабилизацией региональным соседям.

Афганская реальность не вполне соответствует декларациям о примирении. За пять месяцев после подписания соглашения с США "Талибан"* не смог договориться о прекращении огня с Кабулом. Боевики пытаются взять под контроль новые населенные пункты, активно атакуют армейские и полицейские блокпосты, военные базы и полицейские участки в целом ряде провинций. В начале августа погибли 37 военнослужащих и полицейских, 61 боевик и 43 мирных жителя.

В результате взрыва придорожной мины 5 августа погибли около 12 человек в северной провинции Баглан. Днем позже на шоссе Баглан – Саманган талибы подожгли два бензовоза, семь бензовозов захватили, слили топливо, и продали его в Пули-Хумри по 20 афгани за литр. Этому "бизнесу" не помешали даже параллельно идущие бои с афганскими силами безопасности, которые сумели развить успех лишь в провинциях Кандагар и Газни.

Ощутили "второе дыхание" и боевики ИГ* – в результате атаки на тюрьму в Джелалабаде (восточная провинция Нангархар) 2 августа погибли 29 человек (включая 10 террористов) сбежали 800 заключенных – членов ИГ, талибов и обычных уголовников.

Подвижки к миру незначительны. Непростой и неоднозначный обмен заключенными талибами и пленными силовиками в Афганистане почти завершен. Общее число выпущенных на свободу представителей сил безопасности достигло 1 005 человек, из тюрем вышли более 4 750 талибов. Освобожденные боевики подписали обязательство не возвращаться к боевым действиям, но многие нарушили обещание, и снова взяли в руки оружие.

Президент Афганистана Ашраф Гани отказался выпускать из тюрем 400 матерых террористов из списка талибов, и предложил обсудить эту проблему с народом. Однако движение "Талибан"* 5 августа выступило против решения властей о проведении Лойя Джирги (собрания народных представителей), которая якобы не имеет правового статуса, и не может представлять афганский народ "после окончания оккупации". Таким образом, талибы ставят себя выше конституции и уголовного кодекса страны, претендуют на истину в последней инстанции, подчеркивают нелегитимность "коллаборационного" правительства в Кабуле. А США умывают руки.

Горячий север

На севере Афганистана неспокойно. Сопредельная с Таджикистаном и Узбекистаном северная провинция Балх в конце июля стала самой опасной из-за эскалации боевых действий между правительственными войсками и талибами.

На фоне неоднозначных внутриафганских процессов в Душанбе отмечают обострение ситуации на афгано-таджикской границе, куда стекаются десятки боевиков, включая выходцев из Таджикистана. Президент Эмомали Рахмон даже распорядился укрепить пограничный участок в районе Горно-Бадахшанской автономной области. Таджикистан постоянно обсуждает с государствами-партнерами и международными организациями вопросы безопасности на таджикско-афганской границе.

Логика событий такова, что в случае победы талибов боевикам из соседних стран Центральной Азии в Афганистане могут указать на выход – по условиям соглашения с Соединенными Штатами. Возвращение сотен подготовленных боевиков в Таджикистан и Узбекистан может радикализировать и дестабилизировать обстановку. Подобные сценарии можно будет остановить только совместными усилиями, с привлечением ОДКБ и России. А что потом?

Важно понимать, что "Талибан" изначально – не продукт народного волеизъявления, а пакистанский проект открытой конфигурации, который может транслировать "центральноазиатскую весну" и на территорию Таджикистана, Узбекистана, других соседних стран. Боевики "Талибана" – удобный для внешних игроков инструмент войны и разрушения. Международная легитимизация этой пестрой по составу и взглядам террористической группировки крайне рискованна.

Даже одобренное Соединенными Штатами второе пришествие "Талибана" к власти останется для афганского народа и соседних стран источником постоянных угроз – от религиозного экстремизма и наркотрафика до вооруженного терроризма (это основы движения). "Талибанизация" Афганистана для 32-миллионного населения означает: запрет светских образования и культуры, телевидения и кинотеатров, закрытие большинства школ и университетов, подмену конституции властью шариатских судов, изоляцию женщин от общественной жизни, широкое внедрение публичных средневековых казней и ампутации конечностей за малейшие нарушения порядка (такое уже было в 1996 году, когда талибы захватили власть).

Обитель зла

Фактически "Талибан" не сомневается в победе, и готов к "зачистке" законного афганского правительства. Лидер талибов Мавлави Хибатулла Ахундзада на прошлой неделе заявил: "Наш джихад был и остается направлен для прекращения оккупации и создания чистого исламского правительства в Афганистане". Поэтому США и международное сообщество должны "прекратить создавать дальнейшие проблемы".

Дерзкое заявление. А если коснуться проблем, под властью талибов сегодня проживают около 15 миллионов человек, почти половина населения Афганистана. Когда эти люди выходят утром из дома, они не знают, вернутся ли живыми. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC), производство опиума в Афганистане к 2017 году возросло на 87%, и составило 9 000 тонн, а за годы американского военного присутствия производство наркотического сырья возросло в 40 раз, ежегодный объем контрабанды афганского опиума оценивается в 3 миллиарда долларов.

И все же, как можно достичь мира с талибами, не разделив при этом идеологии, планов и программ "Талибана", если таковые имеются? Ранее, в интервью агентству Sputnik первый заместитель председателя афганского сената Мохаммад Алам Изидьяр заявил: "Для афганского народа очень важно понимание, что талибы в Афганистане – это террористическая группировка. И мы не приемлем поддержки талибов со стороны любого из государств… Мы не видим принципиальной разницы между террористами группировок "Талибан" и "Исламское государство". Влиятельный афганский политик и ветеран движения "моджахедов" Изидьяр также подчеркнул, что прямая или косвенная поддержка "Талибана" создает почву для перемещения нестабильности в соседние страны Центральной Азии.

Совершенно трезвые оценки. И ничего не изменилось в Афганистане, кроме американских планов трансформации многолетних боевых действий с террористами в стремительную и безопасную эвакуацию подразделений Пентагона (после нас – хоть потом). Недавно США закрыли в Афганистане еще пять военных баз в провинциях Гильменд, Урузган, Пактика и Лагман. Численность американских войск в Афганистане скоро сократится до 4 тысяч человек, и до нуля – к маю 2021 года. Теперь администрация президента Дональда Трампа, по словам госсекретаря Майкла Помпео, нуждается в поддержке Кремля для нормализации обстановки в Афганистане. Однако в перспективе нормализация неочевидна.

Россия последовательно проводит политику содействия становлению Афганистана в качестве мирного, стабильного, независимого и экономически развитого государства, свободного от терроризма и наркотиков. Препятствием для действий РФ и других стран ОДКБ на афганском направлении становится некритичность по отношению к действиям талибов. Даже глава МИД Афганистана Ханиф Атмар вчера сделал "покаянное" заявление: "Нужно было думать о примирении на раннем этапе и уже тогда предоставить достойную возможность выбора талибам… Мы не смогли предложить им достойный вариант примирения и настаивали на том, чтобы они покинули Афганистан. Это была плохая политика" (вероятно, Ханиф Атмар намерен войти в новое "чистое" правительство). Между тем, большинство претензий ОДКБ к "Талибану" никуда не исчезли. Движение исповедует вооруженное насилие по отношению к законному правительству, не теряет симбиоза с "Аль-Каидой"*, эксплуатирует наркотрафик, и это лишь начало списка.

* – террористическая группировка, запрещенная в РФ и ряде других стран.

57
Теги:
Талибан, талибы, Афганистан
Доктор одной из поликлиник, фото из архива

Врач-реаниматолог Джавид Пашаев вылечился от COVID-19

0
(обновлено 13:31 15.08.2020)
В процессе лечения коронавирусом заразились 33 медика Учебно-хирургической клиники Азербайджанского медицинского университета.

БАКУ, 15 авг - Sputnik. Инфицированный коронавирусом заведующий реанимационным отделением Учебно-хирургической клиники Азербайджанского медицинского университета Джавид Пашаев вылечился и сегодня будет выписан из клиники.

Врач Джавид Пашаев

Об этом на брифинге Оперативного штаба при Кабинете министров в субботу сообщила заведующая отделом по контролю и профилактике заболеваний Объединения по управлению медицинскими территориальными подразделениями (TƏBİB) Ягут Гараева.

Лечение Пашаева находилось под личным контролем первого вице-президента Азербайджана Мехрибан Алиевой.

Отметим, что к борьбе с пандемией изначально были подключены две клиники Азербайджанского медицинского университета. В процессе лечения коронавирусом заразились 33 медика Учебно-хирургической клиники, в том числе Джавид Пашаев. С 1 апреля Пашаев вел борьбу с коронавирусом, спасая жизни сотен человек.

0